identical to nothing
I Don't Think About You Anymore But I Don't Think About You Anyless
у меня какая-то волна литературы о проститутках
а вот тут не о простых, о военных
несмотря на периодическую наивность и слащавость,
книга в целом приятная
много описательных, вполне правдоподобных сцен
война мельком, хотя Италия в книге прекрасна
местами опасна, как неапольский Везувий,
местами слишком темпераментна, как часы перед сиестой,
местами вкусна, как бело-красно-зеленая кухня


Джеймс узнал, что у тела есть свой язык, нечто между словом и молчанием. Иногда он перекликался с изысканной ритмичной мелодикой итальянского, иногда отдавался упорным твердым англо-саксонским гортанным отзвуком. И, как с любым другим языком, этим мало-помалу бегло овладеваешь, оттачивая нюансы, выправляя акцент. Как много новых интонаций предстоит постичь: легкий шелест поцелуя, нежное стаккато ласкающего кожу языка, резкая модуляция прерывистых вздохов или стонов; каждая интонация — многокрасочный взрыв значений, каждая может быть прочтена десятками разных способов.

Нет для этого языка ни самоучителей, ни словарей. Ты овладеваешь им, учась его слушать, путем проб и ошибок, повторяя в ответ то, что адресовано тебе. И никогда невозможно сказать, что ты окончательно его постиг, просто постепенно осознаешь, что больше перевод тебе не нужен — и то, что произнесено, гораздо важней, чем, как это произнесено, и то, что совершают двое, — не просто секс, а начало долгого разговора.







@темы: book worm